ПРОЕКТ
ПРЕДСТАВЛЯЕТ

11 äåêàáðÿ 2019 08:12

Англия-1996

«Мы полностью отдавались игре»

ВСПОМИНАЕТ: ИГОРЬ КОЛЫВАНОВ

В 1996 году сборная сборная России попала в «группу смерти» вместе с будущими финалистами турнира – командами Германии и Чехии. Третьим соперником были еще одни фавориты – итальянцы. Проиграв первые два матча, российская команда едва не выиграла в третьем у чехов и не вышла в плей-офф. Все испорил гол Шмицера. Об этих и других событиях вспоминает нападающий сборной России Игорь Колыванов.

ВОСПОМИНАНИЯ


– Первый крупный успех пришел к Вам, в 1990 году, когда вы завоевали другое чемпионское звание, победив в составе молодежной сборной Советского Союза на чемпионате Европы среди молодежных команд…
- Нашим тренером был Владимир Вениаминович Радионов, создатель команды, в которую мечтали попасть очень многие молодые футболисты. Мы тогда очень ровно прошли весь турнир, а в финале обыграли сборную Югославии, за которую выступали Просинечки, Бобан, Ярни, Шукер и другие будущие суперзвезды, и дома (3:0), и на выезде (4:2).

У нас был очень сплоченный коллектив, все мы давно знали друг друга. Мне кажется, что любой игрок той команды, приезжая на сбор, сразу же становился в десять раз счастливее. Отношения между ребятами были настолько дружескими, что мы понимали друг друга даже не с полуслова, а с полувзгляда. Нам ничего не нужно было повторять дважды, выходя на поле, мы с воодушевлением делали то, что должны были делать… Известные специалисты приезжали просто посмотреть на нас и порадоваться тому, как мы играем. За «молодежку» выступали Мостовой, Канчельскис, Чернышов, Шалимов, Добровольский, Кирьяков, Шматоваленко… Я тогда забил, если память мне не изменяет, 9 мячей в семи играх и стал лучшим бомбардиром турнира…. У нас была потрясающая команда, ребята, которые выступали за нее, через год заиграли в национальной сборной…

- А когда вас впервые пригласили в главную команду страны?
- В 1989 году, еще при Лобановском. Тогда сборная СССР встречалась в товарищеском матче со сборной Польши (он закончился со счетом 1:1), и Валерий Васильевич выпустил меня во втором тайме. А в начале следующего года вызвал на сборы, которые перед чемпионатом мира-90 проводились в Италии и в Америке. Но когда мы вернулись в Россию, я на тренировке в манеже получил травму – у меня был надрыв поверхности икроножной мышцы левой ноги. Полтора месяца я лечился; гипс мне сняли только в мае – как раз в те дни, когда игроки национальной команды собрались на очередной сбор, поэтому о моей поездке на чемпионат мира в Италию не могло быть и речи.

Мое расставание со сборной было недолгим – с конца 1990 года я вновь занял свое место в команде (сборной СНГ), которую возглавил Анатолий Федорович Бышовец.

Начался цикл отборочных соревнований чемпионата Европы 1992 года, который должен был пройти в Швеции. Нам противостояли сильные соперники, в числе которых были сборные Италии и Норвегии, однако мы заняли первое место в своей группе и вышли в финал. Первые игры провели очень удачно. В матче с чемпионом мира 1990 года сборной Германии до последней минуты вели со счетом 1:0, однако Хеслер все же успел забить нам ответный гол. Потом мы вничью сыграли с голландцами, чемпионами Европы 1988 года (0:0), после чего могли выйти в следующий круг, если бы выиграли у шотландцев. Но мы проиграли…

Эту встречу мне пришлось смотреть со стороны – в предыдущих играх я получил ушиб левого колена, и оно здорово распухло… У нас тогда была хорошая команда, которая по всем прогнозам должна была победить, однако в нашем виде спорта есть нечто загадочное и необъяснимое… Хотя для шотландцев та встреча ничего не значила – две предыдущие они проиграли, – тем не менее на матч с нами они вышли, готовые сражаться, как львы. И случай, от которого так много зависит в футболе, уже в первые 15-20 минут дважды продемонстрировал, что он на их стороне. Удар по нашим воротам – рикошет – и гол. Еще один удар – мяч попадает в штангу, затем – в спину вратарю Дмитрию Харину и отлетает в ворота. В итоге проиграли 0:3, хотя и владели инициативой, хорошо комбинировали и чаще, чем соперники, били по воротам. Вот только мяч почему-то туда не шел…

- Наверное, для вас было пыткой наблюдать, как проигрывает ваша команда…
- Поэтому-то мне и не хочется об этом говорить. К сожалению, травмы часто подводили меня в самый неподходящий момент.

- Но перед чемпионатом Европы 1996 года вы, забыв обо всех своих бедах, блестяще выступили в предварительных играх, забив 5 мячей – больше, чем кто-либо из ваших товарищей по сборной России. Однако в Англии, где проходили финальные игры, ваша команда (ею руководил Олег Иванович Романцев) сразу же попала в черную полосу…
- Первый матч – с итальянцами мы сыграли вполне прилично, хотя и потерпели поражение 1:2. Но вспоминать о проигранной встрече всегда неприятно. А за этим последовали проигрыш Германии 0:3 и памятная всем встреча с Чехией, которую мы после очень неважного начала ценою неимоверных усилий свели вничью. А вот забить победный гол мы не смогли. Почему это произошло? Не знаю. Может быть, мы чуть-чуть уступали своим соперникам в физической готовности, может быть, нам не хватало чего-то еще. Мне как участнику тех встреч (я отыграл с начала и до конца первые два матча и первый тайм третьего) трудно анализировать то, что происходило тогда в Англии. Это, наверное, гораздо легче сделать тому, кто наблюдал за ходом чемпионата со стороны…

Футбол, повторяю, – загадочный вид спорта, поэтому даже великая команда может уступить совершенно бездарным соперникам… Все наши ребята полностью отдавались игре, но чего-то нам недоставало. Но вот чего?

Меня и сегодня не покидает чувство, что мы упустили свой шанс, хотя у нас вроде бы было все для того, чтобы занять в тех соревнованиях достойное место. Сегодня же я с надеждой думаю о молодых российских футболистах, которые – я верю в это – сумеют добиться большего, чем удалось нам.

- А что вы испытываете сегодня, когда вспоминаете те встречи? Есть ли у вас претензии к самому себе?
- Конечно, есть. Даже хорошо проведя матч, все равно думаешь о том, что у тебя не получилось и что еще нужно было предпринять в той или иной ситуации. А уж если твоя команда проиграла, да еще из-за того, что ты не смог забить гол, хотя был обязан это сделать, тогда порой до утра не можешь заснуть, вновь и вновь вспоминая свои ошибки. Если же все это тебя ничуть не заботит, то ты вряд ли сможешь стать лучше и как футболист, и как человек…

- А каким образом вас пригласили в Италию?
- В июне 91-го мы приняли участие в турнире трех национальных сборных (нашими соперниками были англичане и аргентинцы), который проходил в Англии. На этом турнире присутствовали и представители «Фоджи», которые еще раньше обратили на меня внимание. У меня были и другие предложения – из Англии и из Испании. Но в те годы ни один чемпионат не мог сравниться с итальянским, ведь тогда в итальянских клубах играли такие суперзвезды, как Маттеус, Ван Бастен, Рейкаард… И когда я попал в Италию, то был счастлив до безумия. Это было нечто невероятное, то, о чем трудно было даже мечтать…

Сезон-94/95 я начал отлично, забил в первых четырех играх три мяча, а затем меня вызвали в национальную сборную – в октябре мы должны были сыграть с командой Сан-Марино матч на первенство Европы. Перед отъездом из Италии я разговаривал со своим менеджером, и тот сказал мне, что в ноябре я должен буду перейти в «Интер»…

Мне, конечно же, очень хотелось попробовать себя в команде экстра-класса, но, видимо, в моей судьбе такой взлет не был предусмотрен: в матче с Сан-Марино я на последней минуте порвал на правой ноге крестообразную связку… Шанс попасть в «Интер» улетучился, и с этим ничего нельзя было поделать… После операции я в течение шести месяцев был занят только одним – лечением колена и реабилитацией. Когда вернулся в команду, до конца чемпионата оставалось всего шесть туров. В первом круге мы набрали 25 очков и заняли шестое или седьмое место. А во втором с командой что-то произошло, она выступала крайне неудачно и вылетела в серию «В».

Мне, естественно, не хотелось играть в этой серии, поскольку я всегда выступал в лиге сильнейших, однако у меня был контракт, и я обязан был его выполнять. Меня вызвал президент клуба. «Игорь, – сказал он, – отнесись ко всему спокойно. Команда в тяжелом положении, и нужно начать все сначала, чтобы через год снова выйти в серию «А». Однако в следующем году нам не удалось этого добиться.

В серии «В» футбол гораздо жестче, чем в серии «А». Свою главную задачу футболисты здесь видят в том, чтобы не дать играть сопернику. Ко мне обычно прикрепляли двух опекунов, которые не отпускали меня ни на шаг. Думаю, что если бы я побежал в туалет, то они последовали бы за мной…. Тем не менее мне было полезно познакомиться и с этой стороной футбола.

В 96-м году я получил предложения от нескольких клубов, в том числе и испанских. Но выбрал итальянскую «Болонью». Дело в том, что в «Фодже» у меня сложились очень хорошие отношения со вторым тренером Бузо; когда же «Болонью» принял Уливьери, Бузо стал там вторым тренером, и это определило мой выбор…

- Какие достоинства и недостатки вы видите в себе как в футболисте?
- Моим козырем было то, что я одинаково играл обеими ногами, ну а не хватало мне, как и многим российским футболистам, умения играть головой.

- А что вам нравится и не нравится в себе как в человеке?
- Больше всего я ценю в себе честность. Стараюсь всегда говорить то, что думаю, и ни перед кем не заискивать. Ну а не нравится то, что утром меня трудно поднять с постели. Слишком уж поспать люблю…

По материалам еженедельника «Футбол».




Австрия
Германия
Греция
Испания
Италия
Нидерланды
Польша
Португалия
Россия
Румыния
Турция
Франция
Хорватия
Чехия
Швейцария
Швеция
Фанфест

© «Газета.Ru», 08euro.Ru, 2008.
Информация об ограничениях.

Rambler's Top 100